купить тревожный чемоданчик

Актуальное на сегодня:
«Какую тушёнку купить?»

Главная » Публикации » Практическое выживание на Крайнем Севере (дневник начинающего сурвивалиста)

Практическое выживание на Крайнем Севере (дневник начинающего сурвивалиста)

Автор – Игорь Липин
Специально для www.trevoga.su

Умные люди советуют не читать газет и уж тем более не смотреть телевизор. Исключительно из любопытства, как-то раз, я решил одним глазком взглянуть на совершенно безобидный канал «Дискавери».

Увиденное поразило: ловкий худощавый англичанин жрёт всякую гадость и прыгает с головокружительных скал. Другой гнусавый тип кормит свою бабу разными земноводными и учит, как не загнуться при этом - то в джунглях, то среди снегов. Больше всего меня удивила парочка странноватых выживальщиков, один из которых везде и всегда ходит босиком! Ещё мелькал на экране незапоминающийся человечек, который добровольно пошёл в тайгу, но постоянно плакал от этого. Было и отечественное унылое существо, гордо именующее себя следопытом, с трясущимися руками, с придыханием вещающее прописные истины, вычитанные в «Спутнике юного туриста» (была у меня в отрочестве такая книжка, из которой я, в своё время, черпал кладезь всевозможных премудростей на все случаи походной жизни).

В общем, экстремалы-выживальщики так и лезли из телевизора, причём на любой вкус: начиная от совсем шизанутых и заканчивая немножко вменяемыми. А тут ещё другой канал, под названием «Охота и рыбалка», так и манит завораживающими пейзажами и трофейной добычей!

Ну скажите, как после всего этого самому не предпринять действия, вынесенные в заголовок?

Надо сказать, мои домашние, привыкшие к подобным причудам, отнеслись к этой идее спокойно. Правда, всех тайн я не раскрывал. Жена только посоветовала взять с собой побольше таблеток, тёплые подштанники и пообещала приготовить в дорогу жареную курицу. От курицы отказался, а про подштанники промолчал. Не буду же я, в самом деле, посвящать её во все подробности своего плана….

А план был таков: я собирался некоторое время пожить в тундре, питаясь только «подножным кормом». Как долго смогу продержаться, мне было интересно самому!

Местом для данного мероприятия выбрал реку Норилку - добраться подальше от цивилизации на моторной лодке не сложно, а при необходимости, если уж совсем туго станет, я смогу на старенькой байдарке быстренько эвакуироваться.

Про водоём, на берегу которого я собирался «выживать», лучше всего скажет википедия:

«Длина реки составляет около 60км, площадь бассейна реки около 20 тыс. км?. Протекает по Северо-Сибирской низменности на юге Таймырского полуострова. Бассейн реки Норилка расположен выше северного полярного круга, в климатической зоне тундр и лесотундр, распространённой вечной мерзлоты. Половодье с июня по август. Замерзает в конце сентября, вскрывается в середине июня .Гидрологический режим определяется крайне северным расположением бассейна реки с коротким летним периодом положительных температур; равнинным характером реки с небольшим падением русла; большим количеством осадков в течение года и наличием больших озёр в пределах водосбора.»(с)

Добавить нечего…

Сказано - сделано, и я стал собираться в путь…

Выживать решил с комфортом, поэтому в снаряжении себя особо не ограничивал (в разумных пределах, разумеется). Взял двухместную байдарку под названием «Щука» (со всеми необходимыми причиндалами в виде насоса, весла и мешочка с ремнабором), палатку «Тайга», пуховой спальник «Баск» и коврик пенополиуретановый. Из одежды только то, что на себе: костюм камуфляжный военного образца, натовская рубашка-гимнастёрка, нравящаяся мне наличием больших нагрудных карманов и добротная тельняшка из непонятной синтетической ткани, но очень приятная к телу и быстросохнущая. В качестве головного убора - обычное армейское кепи модели «Комбат». Завершали мой «выживальщечкий» костюм сапоги-болотники, на размер больше чем я ношу, в комплекте с трекинговыми носками и портянками. Никаких запасных штанов-подштанников брать не стал – развёрнутые голенища сапог, доходящие почти до самой «развилки», прекрасно защищают от холода и ветра в летнее время, когда всё ещё сохраняется плюсовая температура. Ещё взял самодельное пончо из ткани-серебрянки для защиты от дождя, и пляжные тапочки – переобуваться на стоянках (с недавних пор я без них уже никуда не выхожу: ноги больные стали и уже одними болотниками, как раньше бывало, обходиться стало труднее). По этой же причине со мной постоянно трекинговые палки – они бывают весьма кстати, если уж слишком сильно колени разболятся, а также этот предмет снаряжения прекрасно подходит в качестве центральных стоек для палатки.

Отдельно, несколько слов о питании. Хотя по натуре я немножко авантюрист, но совсем искушать судьбу не стал: в качестве «неприкосновенного запаса» взял две пластиковых бутылки емкостью 0,5 л. с рисом и гречкой и банку тушёнки. Предполагалось, что на таких запасах легко протяну 3-4 дня. А дольше и не надо будет!

В герметично завинчивающуюся бутылочку из-под витаминов насыпал соль – примерно около 150 гр. Она предназначалась для сдабривания той пищи, которую удастся раздобыть. Не судите меня за это слишком строго – «выживать» мне хотелось с комфортом, а так как наличие или отсутствие этого продукта непринципиально с точки зрения калорийности питания, я решил позволить себе эту маленькую слабость.

Ещё чуть не забыл упомянуть! Конечно же, у меня с собой была заветная фляжечка с «огненной водой». Пару слов об этом напитке. Для походных условий наиболее подходящим я считаю виски. Нет, не сочтите меня за гурмана, я совсем не сторонник этого буржуйского пойла. Выбрал виски по двум причинам: в отличии от водки его приятно пить «из горла», и, в отличии от коньяка, он (виски) не действует на организм бодряще. Пьем-то ведь для того, чтобы расслабиться и эстетическое удовольствие получить…

К слову сказать, были времена, когда я считал, что фляжка должна быть заправлена только неразведённым спиртом. Да, с возрастом вкусы и взгляды на некоторые вещи кардинально меняются…

Завершала содержимое моего продуктового мешочка аптечная коробка с приличным набором таблеток, мазями, бинтами, йодом и пригоршней конфет-карамелек. Увы, это необходимость: достаточно бурная спортивно-походная молодость и 30 лет, проведённые на Крайнем Севере, не прошли бесследно для организма, оставив свой след в виде стандартного набора хронических заболеваний: гипертония, сахарный диабет, артриты с хондрозами, да простатит с пилонефритом. В принципе, эти болячки особо не мешают жить, но считаться с собой иногда заставляют.

(Читатель! Не хмурься, прочитав эти строки! Да, я знаю - нет ничего более занудного и скучного, чем рассказы о различных хворях, поэтому сейчас эту тему закроем. Извиняюсь, но упомянуть о них нужно было, так как по этой причине мне можно простить некоторые слабости. Если кому интересно про болезни, то, может быть, в следующий раз расскажу, как с ними бороться.)

Ну и в заключении о «спецсредствах», с помощью которых собирался выжить. Под первым номером идёт старенькая дырявая сеть длиной 25 метров и высотой 1.2. Ячея – 35 мм. Предвидя возмущение некоторых читателей, скажу сразу: такая снасть вполне легальна у нас, в Заполярье, и за браконьерство не считается. Кроме сети взял пятиметровую складную удочку с набором крючков, блёсен и мушек, а так же три лески-закидушки. О них расскажу подробнее чуть позже.

Здесь я уже предвижу нетерпение некоторых истинных выживальщиков.

- Ну а нож, - воскликнут они, - с каким ножом этот тип собрался выживать? Хватит описывать всякую чушь. Пора бы уже давно коснуться этого ключевого инструмента выживания!

Спешу удовлетворить любопытство: обычный «Мора» с лезвием из нержавейки длиной 14 см. Служит мне верой и правдой уже больше 10 лет. В качестве дополнения к нему всегда ношу на поясе мультитул «лазерман» - с пассатижами, ножницами, пилкой, отвёрточками и прочим. Иногда он бывает нужен. Ну и завершал в этот раз мой «холодный» арсенал - «кукри» китайского производства, который я взял скорее для тестирования. Чтобы больше не возвращаться к этой теме, позволю себе дать оценку данному девайсу: в целом вещь не плохая. Вполне может заменить маленький топорик с аналогичным весом. Возможно, за счёт большей длины режущей кромки рубить им чуть проще – не промахнешься. Однако, к маленьким топорикам у меня с молодости отношение негативное – хворост для костра я и без них наломаю, а серьезные дрова ими заготовить всё равно проблематично.

В общем, «кукри» мне почти не понадобился. Несколько раз я рубил им колышки для палатки и только. Без него я обычно выстругиваю такие же колышки ножом. Получается, правда, чуть дольше, но это совсем не принципиально. А дрова для костра проще заготовить без кукри-топоров, ломая их об колено.

Кстати, с годами я стал мудрее: пришёл к выводу о том, что мне совершенно не нужно разделывать длинные и толстые стволы деревьев на отдельные поленья. Зачем? Я просто кладу их серединой в костёр и, перегорев, они укорачиваются вдвое. Остаётся только время от времени сдвигать их для поддержания огня и всего лишь! Впрочем, и костра-то мне большого совсем не надо – только сварить еду, да для уюта. Я уже давно пришёл к выводу, что вещи проще сушить на себе, а согреваться, как правило, лучше не у огня, а другими способами.

Перечитал написанное. Я же забыл представиться!

Давайте знакомиться: зовут меня Игорь. Как завсегдатай некоторых сетевых ресурсов, фигурирую там под разнообразными никами-прозвищами, перечислять которые смысла нет. А фамилия моя совершенно ничего вам не скажет. В аккурат этим летом исполнилось 57 лет от роду. Род занятий – пенсионер. В прошлом пришлось поработать инструктором по туризму, партийным функционером и даже пожарным-спасателем. Когда-то давно имел звание старшего инструктора лыжного туризма и мастера спорта СССР по туризму. В горы ещё немножко ходил и по воде сплавлялся. За плечами не менее десятка руководств «пятёрками» (для знающих людей это должно говорить о многом. А незнающие пусть просто пропустят эту инфу мимо ушей – долго объяснять...) Что ещё? Женат, четверо детей, «порочащих связей не имел» (с)…. Из увлечений - холодное оружие, современная литература (сам иногда пишу немножко), природа и пиво.

Вот вроде и всё. А теперь переходим непосредственно к описанию процесса выживания. Надеюсь, читатели простят мне немного затянувшееся вступление.

День первый. 20.08.2012

Утром традиционно позавтракал кофе и дежурным бутербродом с сыром. После некоторых сомнений сунул в рюкзак жестяную баночку, на дне которой пересыпалось несколько ложек растворимого кофе. По давнему походному опыту знаю, как приятно иногда бывает порадовать себя чашечкой ароматного кофе на фоне природы. Тем более, на экспериментах по выживанию это никак не скажется –я пью кофе без сахара, а потому, калорийность его равна нулю. Зато сколько удовольствия доставит глоток горячего кофе ранним утром, когда первые солнечные лучи только пробиваются сквозь утренний туман. А если в кружку капнуть ещё немного виски для аромата? Это же уже песня получается!

Присев на дорожку, по русской традиции, ещё раз мысленно прикинул: не забыл ли чего. Из основного снаряжения, вроде, всё взял. Ну, а если и забыл что-нибудь из мелочёвки, то обойдусь. Не впервой!

Поклажа оказалась не слишком тяжёлой – не более 20 кг вместе с байдаркой. Всё-таки, в походах на выживание есть своя прелесть – вес рюкзака не оттягивает плечи.

Через час я уже был на причале, где меня уже ждал на моторной лодке мой старинный друг Сергей К., любезно согласившийся подбросить километров за 20 вверх по течению. С Серёгой мы знакомы уже много лет - ещё с тех давних туристских времён, когда не одну сотню километров прошли вместе по тундре на лыжах. Надо сказать, он весьма ироничным взглядом окинул мой полупустой рюкзак и даже попробовал на вес скромную серенькую упаковку с байдаркой. От комментариев Сергей с трудом воздержался – как любой владелец солидной моторки он презирал все остальные плавсредства меньшего размера.

Буквально через полчаса полёта (да я не описался: именно «полёта» - иначе никак не назовёшь глиссирование по водной глади под мощнейшим японским мотором) я уже выбирал место, где мне предстояло жить Робинзоном. С воды наиболее привлекательным мне показался левый высокий берег. Привлёк он меня плотной кустарниковой растительностью и наличием находящихся рядом, метрах в 150, группы небольших островков, которые, чисто теоретически, обещали изобилие рыбы. Сергей помог поставить возле одного из островков сеть (вдвоём, даже такую коротенькую как у меня, ставить гораздо сподручнее) и добыча не заставила себя долго ждать. Почти тут же в ячее запуталась небольшая щучка.

Начало выживания было весьма успешным. Ужин был уже обеспечен! У Сергея так же отлегло от души – он всё-таки немного переживал за меня, хотя и не сомневался в моём опыте. На всякий случай договорились о том, что если через две недели я не вернусь, то он начнёт бить тревогу. Выгрузив меня на вязкой прибрежной полосе, Серёга развернул лодку и вскоре превратился в точку на водной глади.

Мои приключения начались! Для начала предстояло найти подходящее место для стоянки. Требования были достаточно высокие: надо чтобы были рядом дрова и вода, желательно наличие кустов для защиты от ветра и, что очень важно для меня, под палаткой должно быть относительно ровное место – мой несчастный больной позвоночник не выносит даже мельчайших ямок и бугорков. Я уже давно, прежде чем поставить палатку, ложусь и пробую, насколько мне будет удобно спать. А ещё хотелось бы чтобы пейзаж перед палаткой радовал глаз… Вот такой привередливый стал я с возрастом!

Оставив пожитки в кустах, отправился исследовать берег. Россыпи брусники радовали выживальщечкий глаз, а редкие грибочки так и просились в котелок.

Я отметил про себя, что совершил первую ошибку – не взял никакой тары для сбора трофеев. Мог бы хотя бы пластиковый мешочек сунуть в карман! Пришлось просто запомнить те места, где были грибы-ягоды и идти дальше.

В целом, берег разочаровал меня. Узкая береговая кромка везде состояла из вязкой глины и засасывали ноги почти по колено! Выбраться удавалось с огромными усилиями.

Впрочем, это достаточно обычное явление для водоёмов в равнинной части Таймыра – плотные каменистые и песчаные берега здесь большая редкость. В основном - вязкое болото. Для рыбалки и неспешных прогулок вдоль воды место неудачное.

Отойдя с полкилометра от реки, тоже не увидел ничего примечательного – многочисленные озёра в округе были маленькими, болотистыми, без малейших признаков чего-либо живого. На обратном пути насобирал в кепку немного грибов и брусники. Надо отметить, что от ягод вскоре стало кисло во рту и захотелось поесть что-нибудь существенное. Надо было поспешить с организацией стоянки.

Место облюбовал на небольшой полянке, которую подковой окружал густой кустарник. Единственное, что причиняло неудобство, это то, что вода находилась метрах в пятидесяти, вниз по крутому склону, однако, найденные на берегу две пустые пластиковые бутылки решили эту проблему. Правда, пластик на одной бутылке потускнел и из неё резко пахло пластмассой – поэтому использовал я воду из неё только для хознужд. А другая ёмкость прослужила мне верой правдой до самого конца моего путешествия.

Для начала решил перекусить. Ножки грибов подберёзовиков и сыроежек можно есть в сыром виде. Я почистил их, и съел, макая в соль целых три штуки.

Не скажу, что получил от этого гастрономическое удовольствие – на вкус так себе. А вот когда дошёл до ножки самого большого гриба, то её пришлось выплюнуть – впечатление было, словно жуёшь сырую древесную щепку. В придачу эта щепка отчего-то слегка горчила. В общем, я пришёл к выводу, что сырые грибы совсем не еда и, разведя костер, стал их варить.

Через пять минут в моём любимом солдатском котелочке булькало аппетитное варево, а через двадцать минут я наслаждался прекрасной грибной похлёбкой.

Подкрепившись, быстренько поставил палатку, так как погода начала уже хмуриться. Пробежавшись по кругу, насобирал ещё целый котелок грибов и снова поставил их вариться. Надо было как-то определиться со щукой. Так как больше посуды у меня не было – решил запечь её в глине. Честно говоря, как это делается, я знал только теоретически, и впервые решил попробовать. Спустившись к воде, наковырял в пластиковый мешочек липкой прибрежной грязи, которую условно можно считать за тундровую глину, основательно перепачкавшись при этом. Кое-как отмыв руки, поспешил к костру. Выпотрошить щуку и натереть солью, труда не составило.

На лопасть весла от байдарки выложил корявый блин из серой глины и задумался… Получается, что сейчас надо плюхнуть мою чистенькую и аккуратненькую щучку прямо в эту грязюку? Ладно, делать нечего – плюхнул!

Оставшейся глиной залепил рыбину сверху.

Для того, чтобы прикрыть щучью морду грязе-глины не хватило, но я быстренько нашёл выход – наковырял достаточное количество со своих сапог – благо она настолько липкая, что не отвалилась, пока я ходил. Вот, вроде, всё и закончил – выглядит не очень аппетитно.

Вдобавок, в процессе приготовления я опять весь перепачкался, так что пришлось вновь спускаться к воде и в очередной раз соскабливать с себя мерзкую грязь.

Тааак… А как теперь с весла выложить этот «пирог» в костёр? Он ведь у меня попросту развалится! Запоздало сообразил, что надо было не всю щуку целиком замазывать, а разрезать на куски и закатать в отдельные шарики. Теперь это уже поздно так делать! Выход, однако, нашёлся. От гнилого пня я отодрал большую щепку, и удачно переложил на неё свою щуку.

Потом разместил всё это на углях и накидал сверху сухих веток. Пусть печётся!

Между тем уже начало смеркаться и пошёл дождь. Вместе с котелком грибного варева я поспешил в палатку.

Здесь, вероятно, уместно рассказать о моей палатке. Крошечные палатки-одноместки и бивуакзаки я ненавижу. В них невозможно расположиться с комфортом. Поэтому, даже для себя одного я предпочитаю трёх-четырёх местные. Лишним, место в палатке не бывает! Есть у меня пара каркасных двухслойных палаток – слов нет: хороши! Вот только вес подходит к четырём килограммам, а это для меня уже перебор. Ещё, если рассуждать с «выживальщецкой» точки зрения, то даже при частичной утрате каркаса, поставить такую палатку будет проблематично. Конечно, потерять каркас надо умудриться, но всё же….

Поэтому, уже несколько лет я предпочитаю простенькую классическую двухскатную палатку-домик, являющуюся достаточно удачной копией палатки-«серебрянки», чрезвычайно популярной в 70-80 годах. В исполнении из современных синтетических материалов, с надёжными молниями и противомоскитной сеткой, она очень даже хороша. Я пришил к ней другое дно из тонкой непромокаемой ткани, доведя её вес до 1,3 кг. при размерах примерно 1,8 на 2,2 метра. Ставлю я её чаще всего упрощённым способом, натягивая только крышу вплотную к земле и не растягивая днище. Когда бывает жарко (а в наших широтах такие чудеса иногда случаются), для лучшей вентиляции, ставлю палатку полностью, тогда сквозь окошки и противомоскитную сетку протягивает сквознячок. Внутри, при любом способе установки, успешно располагаются все пожитки, и достаточно уютно. Я могу спокойно сидеть, не задевая головой крышу, а в ненастную погоду с относительным комфортом проводить время, читая, к примеру, электронную книжку, которую иногда беру с собой. Очень существенно и то, что палатка непроницаема для комаров и мошки – в летнее время, в тундре, это одно из самых главных её достоинств. Возможность спокойно спать, не мажась репеллентами, очень многого стоит! Колышки с собой не ношу, предпочитая выстругивать их на месте. Если плыву на байдарке или лодке, то заготовленные колышки беру с собой, чтобы не делать заново. Впрочем, часто они и не нужны – почти всегда половину растяжек удаётся закрепить за местные предметы: камни, кустарник, стволы деревьев и пр. Вместо центральных стоек, как я уже говорил, у меня трекинговые палки…

Ну а первый день закончился для меня достаточно сытной грибной похлёбкой, которую я с большим аппетитом съел под стук дождя. Потом скинул влажную одежду и, забравшись в одних трусах в пуховой спальник, завершил ужин глотком из фляги.

День второй. 21.08.2012

Спал я плохо. Поднявшийся штормовой ветер шатал палатку, хлопал полотнищем крыши и забрасывал капли дождя на торцовую стенку. Вскоре от этого под ковриком образовалась небольшая лужа и пришлось стелить под себя непромокаемую накидку. Все эти ухищрения, как обычно в таких случаях, оказались бесполезны и спальник всё-таки намок, несмотря на хвастливую надпись на его этикетке - «Гусиный пух – 100%». Этот самый «гусиный пух» отчего-то прекрасно впитывает влагу и превращается в мокрые комочки, которые почти не греют. Впрочем, летом, при плюсовой температуре, это совершенно не страшно. Рано или поздно дождь прекратится и, на солнышке или на ветерке, спальник вновь станет тёплым и пышным.

Ещё среди ночи мне пришлось выскочить нагишом под дождь, чтобы подтянуть ослабшие растяжки и дополнительно задействовать боковые, которые я поленился натянуть с вечера. С ними, усилившемуся ветру уже не удавалось так бесцеремонно трепать всю палатку.

Под утро дождь прекратился, а ветер слегка стих. Как не хотелось мне ещё понежиться в тёплом спальнике, надо было вставать и заниматься делами насущными. А дел было много: разжечь костёр, накачать байдарку, проверить поставленную вчера сеть, закинуть удочки, насобирать грибов-ягод на завтрак и пр.…

Самое неприятно по утрам - натягивание на себя влажной одежды. Но, от этого никуда не денешься. Надо только сделать это как можно быстрее и тут же согреть себя движением. Я так и потсупил: оделся-обулся и рысью побежал за водой. Когда возвращался в горку обратно, мне уже стало жарко, а ощущение сырости пропало.

Я мысленно похвалил себя за то, что вчера подобрал кусок бересты и сунул её вместе с сухими сучьями под скаты палатки. Уже через минуту огонёк уверенно глодал предложенное ему сухое топливо, а ещё через минуту весело потрескивал более крупными мокрыми дровами.

Запеченная щука в виде серого бесформенного булыжника была вытащена из пепелища и оставлена на завтрак.

Я собирался управиться с другими делами, пока закипает вода и употребить её вместе с горячим чаем.

Байдарку накачал за 15 минут. Если честно, «Щука» (а именно так называется эта странноватая плавательная конструкция) мне не очень нравится. Слишком вёрткая на воде из-за отсутствия киля, тесная, так как часть внутреннего объёма занимают надувные баллоны, внутри постоянно сырая, вследствие некачественного исполнения швов. Однако, все эти недостатки окупаются её весом. Моя двухместная версия, с грузоподъёмностью около 250 кг., весит в полной комплектации всего 10 килограмм! Я отпорол у неё дурацкие наплывы (владельцы «Щук» понимают, о чем я говорю) и пришил «правильные» юбки-фартуки. К сожалению, это не дало ощутимого выигрыша в весе, но способствовало появления многочисленных дырочек на месте бывших швов, которые потом пришлось заклеивать. Правда, вставлять баллоны и сушить байдарку стало немного удобнее.

Между тем, вода уже давно закипела. Я быстренько заварил чай из листьев брусники, набранных вместе с ягодами, и приступил к завтраку. Столом и одновременно стулом мне послужила перевёрнутая байдарка – вот для этого она очень хороша и позволяет расположиться с относительным комфортом.

Затвердевшие комочки глины с запечённой щуки легко удалялись вместе с чешуёй, хотя опять основательно испачкались руки.

Есть это блюдо и не пачкаться, оказалось невозможным. Впрочем, в конце концов, мы же выживаем и здесь не до эстетства в вопросах пищи! Такими мыслями я себя успокаивал, ковыряя рыбу грязными пальцами.

А выглядела моя щучка достаточно аппетитно. Мясо оказалось довольно вкусным и выявился один приятный момент: все кости стали мягкими и легко жевались. Голову я съел целиком, только отделив, на всякий случай, острые щучьи зубы. Однако, в некоторых местах, там, где слой глины потрескался или был тоньше, мякоть пригорела и была ощутимо горькой. Другой существенный недостаток такого способа приготовления: всё-таки много отходов – некоторые кусочки впаялись в глину и отделить их было невозможно. Возможно, у меня глина была «неправильная», о чем я подозревал изначально, но где взять другую-то?

В общем, я пришёл к выводу, что так готовить рыбу больше не буду: слишком хлопотно, грязно, нерационально и местами невкусно.

Позавтракав, спустил байдарку на воду и поплыл проверять сеть. Сильная боковая волна доставила несколько неприятных минут, но всё обошлось. Это ещё один конструктивный недостаток байдарки – сидеть приходится сверху (задница попросту не помещается в узкую щель между баллонами), отчего центр тяжести расположен достаточно высоко. При высокой боковой волне опрокинуться можно очень легко, поэтому приходилось всё время держать байдарку носом по ветру.

Проверка сети принесла горькое разочарование – пусто!

Надо было пробовать добыть рыбу другими способами. Решил поставить закидушки. Снасть для ловли налимов выглядит до примитивности просто – толстая леска, тяжёлое (около 50 гр.), грузило и большой крючок. Наживляем щучьи потрошки и закидываем как можно дальше. Всё! Налим, заглатывая наживку, редко срывается с крючка. Покрепче закрепляем на берегу леску и время от времени проверяем, не попался ли кто. Не могу не похвастаться – мне как-то удалось поймать на такую снасть экземпляр весом в 15 килограммов! Надо сказать, налим самая загадочная рыба наших водоёмов и никто не знает, от чего зависит его пищевая активность. Иногда он клюёт в любое время суток и в любую погоду, а может и не клевать совсем.

Почти целый день провел за сбором ягод и грибов. С грибами почему-то не везло – набрал всего лишь котелок. Странное дело, но там, где накануне приметил семейку сыроежек, но не стал рвать, решив оставить на завтра – их не было! Попали! Я даже не поленился полистать фотографии в цифровом фотоаппарате, чтобы убедиться, что у меня не галлюцинации. Вот: фото осталось, а грибов нет!

Единственное правдоподобное объяснение - за ночь все грибы выели какие-то зверюшки ( хотя какие зверюшки могут быть в тундре кроме зайцев и леммингов?), или олени. Последнее тоже маловероятно, так в это время года они пасутся ещё далеко на севере. А может медведь? От этих мыслей мне стало как-то неуютно. Медведей я не боюсь - моё детство и юность прошли на Северном Урале, в тайге, где встреча с медведем была обычным делом. Правда сейчас медведь пошёл другой – появившись на Таймыре около десятка лет назад (раньше их здесь не было, скорее всего пришли из Якутии, спасаясь от лесных пожаров) они совершенно не боятся человека и ведут себя очень агрессивно. Мне самому доводилось видеть избушки рыбаков и охотников, разграбленные косолапыми. Слышал я ещё множество баек про то, как медведи пугали и гоняли людей, но байки есть байки, сами понимаете, - верить им можно только отчасти. По крайней мере, правдивых случаев нападения на человека не известно. А тут ещё наши местные СМИ подливают масла в огонь, когда диктор с округлившими глазами призывает граждан соблюдать осторожность, так как в окрестностях Норильска ходит медведица с медвежатами. Тьфу! Нет, никогда не смотрите телевизор!

Я отлично знаю, что такие размышления ни к чему хорошему не приводят, поэтому, раз и навсегда выкинул медвежью тему из головы, и занялся делом.

В этот день мне катастрофически не везло. Сеть оставалась пустой, а налимы упорно отказывались от угощенья на удочках-закидушках. Брусники я съел не менее десятка горстей и мне даже смотреть на неё не хотелось. Острого чувства голода не было, но от нормальной еды я бы не отказался.

Оставалась последняя надежда - поплавочная удочка. Чтобы не утомлять читателей, не буду рассказывать о том, как безуспешно ковырял кору лиственниц в поисках личинок, искал в воде бокоплавов и, наконец, поймав жалкого паучка - пытался соблазнить им хоть какую-нибудь рыбёшку. Даже гольяны, которые в изобилии водятся в наших озёрах, не ловились в этот раз. Не попались они и в пластиковую бутылку-ловушку, хотя обычно удаётся таким образом добыть живцов. А хариуса на мушку я даже не пробовал поймать – места были неподходящие. Забегая вперёд, скажу сразу – сколько я не пытался в дальнейшем удить с помощью лески и крючка, всё было бесполезно!

Не скажу, что я являюсь новичком в этом деле – мне приходилось достаточно много и довольно успешно ловить на удочку, но это было в другое время года и в других местах. Возможно, настоящие спецы, из тех, которых показывают по каналу «Охота и рыбалка», с помощью каких-нибудь суперсовременных нахлыстов и воблеров обязательно поймают рыбу где угодно, но я, к таковым, к сожалению, не отношусь…

Это, кстати, информация для выживальщиков, которые уповают на крючок и леску, непременно носимых в НАЗах. (Для тех, кто не в теме: НАЗ – Неприкосновенный Аварийный Запас). Если я не смог никого поймать на эту снасть в таких богатых рыбой местах как Заполярье, то, что говорить про другую местность? Поверьте: чтобы успешно рыбачить удочкой, надо иметь огромный опыт, очень хорошие навыки, а так же знание повадок местной флоры и фауны. Без этого, увы, никак.

А вот что касается сети, то тут совсем другой расклад. Лично я убеждён, что при выживании даже коротенькая 10-метровая сеть может оказаться достаточно полезной. Однако и здесь всё переменчиво: случается и так, что ничего не попадается. Надо иметь навык установки сети и уметь находить потенциально рыбные места.

Впрочем, я отвлёкся. Вернёмся к нашему «выживанию». День оказался ничем не пимечательным и, поужинав жиденьким грибным отваром, завалился спать.

День третий. 22.08.2012

С рассветом я уже был на ногах и первым делом проверил свои снасти. Опять пусто! Пришлось на завтрак ограничиться пригоршней брусники, уже изрядно набившей оскомину и чаем из неё же.

Место стоянки начинало мне всё меньше нравиться, поэтому я решил перебираться на другое. Собраться было недолго, и уже через полчаса я, предварительно сняв сеть, поплыл перебазироваться. В планах у меня было обследовать островки и поселиться на каком-нибудь из них. Возможно, там мне больше повезёт с рыбалкой. Причалив к первому острову, я немного походил по нему и набрёл на прекрасную полянку, почти сплошь покрытую вот этими чудесными чёрненькими ягодками

Я не знаю, как они правильно называются, но в народе их зовут то пикшей, то водяникой, то медвежьими ягодами. На вкус они мне показались гораздо лучше, чем брусника, на которую я уже не мог смотреть. Не меньше часа я проползал по этому месту, с жадностью поедая ягоды. Как ни странно, но после такого «ленча» почувствовал себя несколько бодрее. Вроде даже и сил прибавилось. В целом же остров был ничем не примечательным и достаточно унылым. Поэтому, я поплыл к другому, манившему к себе бОльшими размерами и более густой растительностью.

Этот островок просто очаровал меня. Было он в форме большой запятой размером примерно 100 на 30 метров. Внутри запятой оказался прелестный заливчик, защищённый с трёх сторон от ветра крутыми склонами.

Причалив к берегу, я первым делом оправился искать себе место для бивуака (вы же помните какой я привередливый в этом плане?)

На восточном склоне набрёл на роскошные заросли дикого лука.

Это растение, будучи само по себе достаточно приятным на вкус (менее горьким, в отличии от своего домашнего собрата), в этот раз показалось мне просто бесподобным! Как жвачное животное, я бродил по берегу, выщипывая наиболее сочные побеги и набивал ими рот.

Надо сказать, было изумительно вкусно! Правда, через некоторое время, меня начала мучить изжога от такой пищи и я, вдруг, понял, что больше этот лук есть не хочу! Переел, так же как и бруснику…

Побродив по острову, выбрал достаточно удобное местечко для стоянки, попутно насобирав полкотелка грибов и пучок лука вместо специй.

А ещё мне посчастливилось найти шиповник! Для Крайнего Севера это редкость – растёт он в немногих местах, кустики, как правило, низкие и чахленькие, а ягоды мелкие. Я же нашёл крупные, полноценные плоды, почти такие же, как в более южных районах, в тайге.

После обеда грибным супом с луком, поставил сеть в заливчике, на который я возлагал большие надежды в смысле ловли рыбы, и заварил себе густой отвар из иван-чая с шиповником.

Остаток дня провел в прогулках по острову и собирательстве. Каждые два-три часа проверял сеть, но рыба упорно не хотела попадаться. Оставалась надежда на то, что ночью она будет более активна.

Вечером доел уже изрядно опостылевшую похлёбку из грибов и лука, и,вдоволь налюбовавшись фантастические закатом, какие бывают только на Севере, лёг спать.

На душе было безрадостно - не хотелось признать себя совсем никчёмным выживальщиком, однако на утро придётся готовить завтрак из «НЗ». Выхода не было – полуголодное существование противопоказано моему несчастному организму, ослабленному диабетом и гипертонией, а внезапные приступы слабости с головокружением, одолевающие последнее время, были первыми признаками того, что полуголодное существование может отрицательно сказаться на моём здоровье.

День четвёртый. 23.08.2012

С рассветом я уже был на ногах. Спешно спустил байдарку на воду и поплыл проверять сеть. Вы не представляете моей радости, когда я выпутал из сети пару окуней с ладошку величиной!

Мне, вдруг, стало понятно происхождение ритуальных танцев у первобытных племён. От переполнявших меня эмоций, я тоже готов был прыгать вокруг костра с окунями в руках, исполняя танец радости!

Однако, вместо легкомысленных плясок, я почистил рыбу и, порезав на куски, опустил в кипяток. Туда же пошли тщательно промытые кишочки с крошечными полосками внутреннего жира на них и малюсенькая печень. Всё съедобное должно быть съедено!

Завтрак получился роскошнейший!

Я выложил на крышку куски варёной рыбы и как-то очень быстро съел её, запивая бульоном. Боюсь показаться вам алкоголиком, но я позволил себе глоток виски, несмотря на раннее утро. Потом я неспешно пил кофе и любовался восходом.

Сытый, вполне счастливый и умиротворённый, решил немного поспать, что и незамедлил сделать. Жизнь налаживалась!

Когда проснулся, солнце стояло уже довольно высоко. Посмотрел на часы – пришло время снова проверять сеть. Когда подплыл к ней, то обратил внимание на то, что поплавки как-то подозрительно глубоко сидели в воде. Это предвещало хороший улов! И действительно, через насколько минут, на дне байдарки билась приличная щучка примерно на килограмм. Компанию ей составила другая, чуть поменьше и запутавшаяся в сети почти рядом (они стаей охотятся, что ли?). Следом достал пару сигов! Потом, окуни! Затем ещё два сига! А в конце сети солидно, как и положено серьёзной рыбе, стоял чир! Да не абы какой, а килограмма на два!

Я стал богаче всех на свете!

Немедленно сварил себе щуку и с наслаждением съел её. Поймал себя на мысли о том, что сейчас, почему-то, не ем руками как утренних окуней, а степенно, ложкой отделяю кусочки мякоти от костей и не спеша отправляю их в рот. Неужели я был так голоден утром, что от жадности ел руками? Проанализировав своё состояние, пришёл к выводу: да! Даже трёх дней на растительной диете для меня было достаточно, чтобы одичать до такой степени! Про грибные супы мне даже думать не хотелось! Так же как и про дикий лук с ягодами! Даже сейчас, когда я пишу эти строки, у меня вновь возникает легкое отвращение к этой «выживальщецкой» пище. А представьте если просидеть на таком рационе несколько недель? Нет, увы, так никак не выживешь…

После обеда занялся остальной пойманной рыбой: выпотрошил, немного протёр солью и по небольшой щепотке насыпал в жабры. Соли у меня было мало, поэтому приходилось экономить.

За сохранность рыбы я не беспокоился – на Севере это не проблема. Достаточно копнуть грунт на глубину 15-30 см, чтобы наткнуться на вечную мерзлоту. В таком природном холодильнике рыба, выпотрошенная и слегка присоленная, хранится более двух недель. Надо только сверху тщательно прикрыть мхом и ветками.

На ужин я решил приготовить малосольную рыбу. Готовится она чрезвычайно просто: сиг или чир очищаются от чешуи, потрошится, нарезаются на порционные куски и посыпаются солью. Буквально через час-полтора, при периодическом перемешивании, нежная мякоть просаливается и рыба готова к употреблению. Я так и поступил. Однако в процессе приготовления рыба выглядела так аппетитно, что я не удержался и тут же съел её, не дожидаясь, пока она просолится.

Было изумительно вкусно! Надеюсь, добросердечные читатели не будут осуждать меня за чревоугодие, и поймут мой порыв! Более того, я запил парой глотков виски эту шикарную закуску.

В дальнейшем я всегда стал поступать так: для разнообразия своего меню, свежевыловленных мелких сижков макал в соль и тут же поедал.

Здесь уместно сказать несколько слов об употреблении сырой рыбы. На Севере это вполне допустимо. Более того, именно в свежей сырой рыбе в максимальных количествах сохраняются, так необходимые в условиях Заполярья, витамины и микроэлементы. Лучше всего для этого подходит белорыбица (сиг, чир. муксун, хариус) и ещё голец. Щук и налимов сырыми не едят, из-за характерного «болотного» привкуса. Однако, цивилизация принесла свои негативные плоды и сюда. Всё чаще встречается заражённая рыба. Поэтому при нарезании надо тщательно рассматривать полупрозрачную, у свежей рыбы, мякоть на спине. Если встречаются посторонние вкрапления в виде «рисовых зёрнышек» или желтоватых горошин, то это, не что иное, как личинки паразитов.

Другим признаком заражения служат дыры в брюшной полости, величиной со спичечную головку, обычно около грудных плавников. Есть такую рыбу опасно! Её надо сразу закапать в землю как можно глубже, чтобы не досталась ни чайкам, ни зверькам, во избежание дальнейшего распространения. Ещё лет 30 назад о таком и слыхом не слыхивали на Севере, а сейчас больная рыба встречается всё чаще и чаще…

К вечеру сеть подарила пару очередных щук, которых я сварил себе на ужин в два захода. Погода в очередной раз порадовала фантастической картиной заката. Это зрелище всегда поражает воображение. При виде его в душе появляется удивительно чувство, которое трудно описать словами: особое душевное спокойствии, удивительное единение с Природой и сопричастность с Космосом….

Думаю, излишним говорить о том, что лучше всего закат воспринимается на сытый желудок, да под глоточек виски…

День пятый, шестой и седьмой. 24-26.08.2012

Все эти дни прошли под знаком безмятежного пребывания на необитаемом острове.

Сеть стабильно приносила улов в виде пары килограммов рыбы в день, отчего у меня образовался даже небольшой запас в полтора десятка хвостов. Иногда было пусто и приходилось есть рыбу из этого резерва. Я проводил всё время в праздных прогулках по своему острову и в посещении соседних.

Один раз попытался поставить петли на куропаток, стаю которых обнаружил в метрах тридцати от палатки, но они, увидев мои жалкие попытки, улетели и больше не возвращались. Из другой дичи я видел много уток и диких гусей, но добыть их было безнадёжно – ближе, чем на 300-400 метров они не подпускали. Впрочем, особой нужды в охоте и не было – рыбная диета меня устраивала и, как не странно, пока не надоела. Чувствовал я себя прекрасно, что побудило даже отказался от приема некоторых лекарств.

День восьмой. 27.08.2012

Беда подкралась неожиданно. Утром я обнаружил, что один из надувных баллонов спустил. Осмотрев байдарку, обнаружил на днище небольшую дыру, прорезанную чем-то острым. Скорее всего, она появилась, когда я, вместо того чтобы носить её на руках, таскал волоком. Вот и напоролся на осколок стекла, которые, местами, в изобилии торчали среди гладких камней. Надо сказать, заметить их довольно трудно, так как они покрыты налётом речного ила. Происхождение осколков загадки не представляло – горе-охотнички имеют привычку упражняться в стрельбе, расстреливая бутылки на воде, наивно полагая, что купаться здесь никто не будет. А вот то, что вода иногда спадает более чем на полтора метра, обнажая берег, им невдомёк!

Как бы то ни было, а байдарку ремонтировать надо. Процесс этот в «Щуке» хлопотный, но не представляющий ничего сложного – обычное дело для байдарок, скребущих брюхом по камням и мелям.

Из-за конструктивных особенностей байдарки, надувной баллон надо вытаскивать через длинный и узкий карман и так же вставлять обратно. Когда я начал его не слишком аккуратно вытягивать, то при извлечении обнаружилось, что часть ранее поставленных заплаток оторвалась. Вообще, с этими полихлорвиниловыми ёмкостями достаточно много хлопот – не всякий клей их может заклеить. У меня в ремнаборе был целый тюбик клея с поэтично-мужественным названием «Уран», предназначавшийся, если верить описанию, именно для ПХВ. Как оказалось, верить названиям и описаниям нельзя. Или, возможно, клей оказался бракованным. Это было моей роковой ошибкой.

Не буду утомлять читателей рассказом о своих мучений с клеем, скажу только то, что после ремонта байдарка стала травить воздух в несколько раз быстрее – сказались плохо приклеенные старые заплатки, которые я отрывал для того, чтобы приклеить вновь. Вдобавок, клей закончился – его почему-то в упаковке оказалось очень мало.

В очередной раз накачав байдарку «до звона», засёк время – баллон спускался за восемь минут! По истечению этого времени он, потеряв жёсткость, начинал гнуться под моим весом, и вода беспрепятственно затекала вовнутрь. А на другом оставшемся баллоне далеко не уплывёшь…

Вот здесь я призадумался… До ближайшего берега не менее километра. Как добраться туда, я не представлял…

В голову пришли сведения из пособий по выживанию, однозначно гласившие: в северных водах человек может находиться считанные минуты, а потом наступает смерть от переохлаждения. В своё время мне достаточно долго пришлось поработать спасателем, поэтому, без всяких справочников, я прекрасно знал - людей, упавших за борт, если не спасали сразу, практически никогда не находили живыми.

Выхода из сложившейся ситуации я не видел!

Вдалеке, по фарватеру в нескольких километрах от меня, иногда проплывали моторные лодки, но, бегать по берегу, жечь сигнальные костры и подавать всяческие сигналы бедствия, было как-то несолидно и даже стыдно – эту мысль я отверг сразу. Построить какое-нибудь плавсредство, типа плота, на крошечном островке не из чего.

Тщетно походив по берегу, насобирал среди плавника десяток пустых пластиковых бутылок, надеясь набить ими байдарку изнутри и хоть как-то обеспечить плавучесть. Однако, простые арифметические подсчёты, дали неутешительные выводы – десять бутылок обеспечат плавучесть всего в 15 литров, – а это, сами понимаете, меня не спасёт…

В удручённом состоянии, я без всякого аппетита поужинал отварной рыбой и, решив, что утро вечера мудренее, завалился спать.

День девятый. 28.08.2012

Ночью спал плохо, постоянно ворочался и не мог уснуть. С рассветом был уже на ногах. Раннее утро встретило туманом и полным штилем. Такая безветренная погода бывает редко. Я счёл это добрым знаком и начал быстро собираться в последнее плавание, пока погода не ухудшилась.

План мой был прост. Все вещи, в гермоупаковке, сложил в рюкзак. Для того, чтобы максимально облегчить байдарку, решил буксировать рюкзак по воде на верёвочке. Вдоль борта привязал прочную палку, состыковав её с трекинговой, чтобы хоть как-то уменьшить прогиб жалкого судёнышка под моим весом.

На сосок дырявого баллона натянул трубку насоса-«лягушки», рассудив, что в пути смогу руками хоть немного подкачивать злополучную ёмкость, хотя, из собственной практики знаю, что такие трюки на воде получаются плохо: сказывается давление воды на борта. Впрочем, особого выбора у меня не было – плыть как-то надо. На всякий случай плотно обвязал верёвкой на бёдрах и в районе колен распушенные голенища резиновый сапог – при падении в воду вода не сразу наберётся в них и придаст мне некоторую плавучесть. Проверил, как легко вытаскивается нож одной рукой – не исключено, если мне придётся плыть, надо будет избавиться от этих вязочек и от сапог, в которые вода рано или поздно всё равно попадёт.

В последний раз накачав байдарку, спустил её на воду и без оглядки начал грести к противоположному берегу.

Не успев как следует устать от бешеной гребли, я с горечью заметил, как левый борт стал изгибаться, отчего лёгкая байдарка заметно снизила ход и стала забирать в сторону. Оглянулся. Рюкзак, погружённый в воду на одну треть, как поплавок, легко плыл следом, а берег удалился не более чем на сотню метров. Проплыл всего ничего!

Я продолжал неистово грести, всё глубже погружаясь в воду. Первые холодные струйки не замедлили проникнуть сквозь штаны. Попытался, насколько возможно, боком пересесть на целый правый баллон, но помогло это мало – вода с тихим журчанием заливалась в байдарку, делая ей тяжелее. Теперь мне предстояло, вместе с собственным весом, передвигать ещё всю массу воды, натекающую в байдарку.

Полузатонувшее судёнышко медленно продвигалось по водной глади. Согревшись от интенсивной работы веслом, я уже не так болезненно ощущал заледеневшие от холода ягодицы и струйки воды, уже начавшие проникать в сапоги, несмотря на завязки. Устав работать веслом, я хватал насос, делал десяток-полтора быстрых качков, потом снова принимался за греблю.

Сколько времени продолжалось моё такое плавания я не скажу, время не засекал, но мне показалось ужасно долго…

Рано или поздно всё кончается и, наконец, моя многострадальная байдарка, уродливо перекошенная, мягко ткнулась носом в берег. Я был спасён!

Увязая в глине, стремглав выскочил на берег и стал бегать, на ходу растирая ничего не чувствующий мокрый зад. Со стороны это выглядело, наверное, очень комично: упитанный мужичок носится по берегу кругами, держась обеими руками за мокрую задницу. Минут через пять от меня уже валил пар, я изрядно запыхался, но ягодицы вновь приобрели чувствительность!

Только после этого я приложился к заветной фляжечке и позволил себе присесть, для того чтобы перевести дыхание и полюбоваться великолепным восходом солнца. Пара жгучих глотков вновь сделала жизнь прекрасной! Много ли человеку надо для счастья?

На этом, в моём рассказе о выживании, можно поставить жирную точку.

Через несколько часов я доковылял по берегу до избушки рыбаков, где был встречен традиционным вопросом:

- Водку будешь?

- Буду! – выдохнул я…

Всё дальнейшее пошло по давно накатанному сценарию, описывать который нет смысла: особенности национальной рыбалки всем хорошо известны.

Практические выводы:

1.Без всякого ущерба для здоровья мне удалось прожить исключительно на «подножной» еде полных восемь суток. Сброшенные несколько килограмм веса пошли только на пользу. Уверен, что легко бы удалось протянуть в три раза больший срок. Однако, не дольше, так как сделать существенные запасы еды с моими орудиями лова невозможно, а ближе к зиме рыба перестаёт идти в сети.

2. Рассчитывать на собирательство на Крайнем Севере не стоит – ягодами питаться длительное время невозможно, грибы не всегда можно найти в достаточном количестве, да и полноценным питанием их можно считать с большой натяжкой. На съедобных травах (мне попадались: дикий лук, кровохлёбка, иван-чай) тоже не прожить.

3. Из орудий лова самое надёжное в условиях Заполярья – сеть. На всё остальное: удочки, петли, ловушки и прочее - рассчитывать не стоит. Я не охотник, но, мне кажется, что и ружьё тоже не принесло бы много пользы. Времена изменились, дичь стала не только более редкой, но и очень пугливой. Хотя, может быть, в других регионах всё обстоит совершенно иначе.

С уважением,
автор.

Автор – Игорь Липин
Специально для www.trevoga.su

купить тревожный чемоданчик